Мы Их помним
Поисковые отряды
Крайнее на форуме
  • Бельский Плацдарм - 2020 (5)

  • Богданов Александр Гаврилович (0)

  • Канал "Плацдарм ТВ" на YouTube (25)

  • Документация (21)

  • Автопробег «Помним имя твое, СОЛДАТ!» 2019 (0)

  • Пономарев Александр Михайлович. Медаль "За отвагу" (0)

  • "Бельский Плацдарм -2019 (2)

  • ПО "ВИТЯЗЬ" г. Солнечногорск (256)

  • Торжокский Плацдарм - 2018 (6)

  • Суоярвский Плацдарм - 2018 (4)

  • Бельский Плацдарм - 2018 (12)

  • ВИР "Бельские рубежи" 2018 (8)

  • Медальоны
    Рыжая

     
    Она была настоящей, чистокровной немкой. Породистой и красивой. Всё, как и положено, клеймо в ухе, паспорт и богатая родословная, аж до, черт его знает, какого колена. Немецкая овчарка. Умная в меру. Знала двенадцать команд и в силу некой избалованности выполняла их не спеша и с достоинством. Всё ж таки не просто собака, а барбос элитный. Хозяин, особо не заморачиваясь в эту генеалогию, звал её просто Рыжая. И в самом деле, в её масти огненно-рыжий цвет просто доминировал и радовал глаз всех ценителей породы, да и просто собачников. Она это понимала своим собачьим умом и пользовалась при удобном случае. Иногда даже , как модель на подиуме, просто ходила и красовалась перед зрителями. Получая взамен восторги и комплименты. И , конечно, разные вкусняшки.
     
    Она спокойно дремала, покачиваясь на заднем сиденье автомобиля. Для неё это было привычно. С хозяином она уже попутешествовала по миру многие тысячи километров. Он всегда её брал в свои дальние поездки, которые, впрочем, особым разнообразием не отличались. Почему - то Рыжая всегда попадала с хозяином в болота, похожие друг на друга или лазила с ним по каким-то холодным каменистым сопкам. Но тут уж сопротивляться бесполезно. Инстинкт железно заставлял её следовать за Вожаком. Она и следовала за ним как нитка за иголкой. Географии собака не знала, и слова: Мясной Бор , Мостки, Кневицы, Сеннозеро или Эдельвейсштрассе были для нее пустым звуком. Она просто подчинялась инстинкту стаи. А так как хозяин был её Вожаком стаи, то и держаться рядом с ним было для нее так же естественно, как есть, пить и спать. Да и с ним было как-то уютнее и спокойнее. Хозяин делился с ней едой. Что не маловажно. Пускал спать в своё жилище. Иногда играл с ней палочкой или мячиком. И для нее это было большой радостью.
    Первый раз она попала с хозяином в лес еще в трехмесячном возрасте. Большой, огромный лес сначала её пугал своей непредсказуемостью и загадочностью. Дома Рыжая не могла представить себе таких огромных пространств, которые были много больше её вольера, ограниченного противной железной сеткой. А здесь, в лесу, было столько простора, и она чувствовала себя настолько свободной, что могла позволить себе даже отойти от жилья хозяина на много-много метров. И, на этом большом расстоянии, везде были такие же люди , как и хозяин. И пахли так же. Дымом и потом. Она поняла, что это тоже члены её стаи. И ей было вдвойне спокойней. Большая стая – это очень хорошо для охоты. Но, как ни странно, все члены этой стаи занимались какой-то необычной охотой. Вместо того, чтобы охотиться на зверя, эти люди целыми днями ходили по лесу и болоту и что-то искали. Иногда копали, смотрели, нюхали. Еще реже радовались тому, что выкопали. Но никогда этого не ели и ей тоже не давали. И уж совсем редко они добывали на этой странной охоте такие же странные кости. По её пониманию, очень и очень старые. Причем кости таких же людей, как и в стае. Только умерших много-много лет назад. Что с них толку? Ведь их уже нельзя есть. Ни аромата, ни вкуса. Они уже почти ничем не пахли. Тогда почему люди так радуются этой добыче?
     
    Как-то раз она решила попробовать на зуб выкопанные хозяином кости. Но он вдруг так сильно начал на нее кричать и чуть было не ударил. От неожиданности и страха она прижалась к земле и зажмурила глаза. Реакция хозяина, по ее мнению ,была через чур яростной. Ну что ж. Нельзя так нельзя. Она поняла. То, что хозяин достает из земли принадлежит только ему, и он этим с ней не собирается делиться. Как рядовому члену стаи, ей осталось с этим только смириться. Да и после такой бурной реакции хозяина, собака потеряла к выкопанным предметам всяческий интерес.
    Теперь она больше наблюдала за людьми и не пыталась оспорить у них их законную добычу. Да и ей, в общем то, хватало того, чем с ней делился её Вожак.
    С количеством поездок в леса и болота Рыжая накопила некоторый опыт. Теперь она не бегала, как в щенячьем возрасте, наворачивая круги вокруг Хозяина и стаи, часто путаясь в ногах и получая пинки под зад. Она спокойно следовала за Вожаком до тех пор, пока он не начинал останавливаться и осматривать окрестности, а так же что-то периодически выкапывал из земли или мха. Потом бросал свой рюкзак на высокую сухую кочку и начинал кружиться вокруг нее в каком-то непонятном танце, держа в руке странную палку с тонкой железкой на конце. Собака понимала, что теперь ее хозяин будет здесь долго танцевать, и спокойно ложилась рядом с рюкзаком, иногда все же посматривая, где находится Вожак. Как правило, далеко он не отходил. Бродил в пределах ее видимости. А если все-таки пропадал из поля ее зрения, то она все равно не беспокоилась. К своему рюкзаку он все равно придет. Там же много всего вкусного. Голод приведет его сюда. И он обязательно с ней поделится этими вкусняшками. Так оно все и происходило. Сначала Рыжая пыталась уразуметь смысл этих непонятных ей действий Вожака, когда он что-то копал, потом ворчал, иногда радостно вскрикивал на выкопанные совсем невкусные предметы. Он пытался ей что-то рассказать, радостно размахивая руками и трепля за ушами. Она только снисходительно облизывала его языком и все равно не понимала, как можно радоваться вот этой вот черной косточке, которую невозможно погрызть. А хозяин был очень доволен. Будто целого бизона поймал. И уж совсем редко, Вожак издавал яростный вопль победителя, когда находил среди полуистлевших невкусных костей странный черный продолговатый предмет. Почему такой восторг и звенящая радость в глазах у Вожака ? Ведь если съесть этот маленький чёрный цилиндрик, то ничего даже и не почувствуешь. Настолько мала эта добыча. А Хозяин, да и вся стая, были просто счастливы. Вскоре она перестала этому удивляться, но движимая инстинктом, все же поддерживала радостным лаем всеобщее возбуждение.
     
    Ну, да ладно. У них, у людей, свои, неизвестные ей, ценности. Со временем она научилась понимать Вожака. По едва уловимым оттенкам интонации , Рыжая уже знала, что он ей говорит. Он нашел что-то очень нужное и важное для всей стаи. А это главное. Стая – это жизнь. Это вкусная еда из рук Вожака, это спокойный сон в его жилище. Это радостные лица других людей из её стаи. А значит, когда у них хорошее настроение, то они могут с ней так же поиграть палочкой или мячиком. Рыжая очень ждала этих моментов. Хоть уже и не щенок, но детство хочется вспомнить. Порезвиться и поиграть.
    Уже со второй поездки в лес она привыкла к дыму костра и уже не чихала, и не убегала от него в сторону. Ясно осознавала, что огонь – это тоже жизнь. Каким- то образом он был связан с её едой. А еще ей очень нравилось в холодные вечера подставлять свои рыжие бока к его теплым струям. Да и комары возле огня не так донимали. Дым, хоть и вонючий, но все-таки спасал её и всю стаю от этих мерзких насекомых. Впрочем, костер она сразу восприняла как нечто неразрывно связанное с ней и жизнью её стаи в этом лесу. Рыжая сразу приняла его как друга. Иногда глядела, не мигая, на пламя, и в ее голове мелькали какие-то смутные видения, в которых так же присутствовали люди и собаки, в таком же дремучем лесу. Это были далекие-далекие предки ее и людей из ее стаи.
    Пока Рыжая была щенком, ее, бывало, сильно беспокоили громкие резкие хлопки и щелчки, раздававшиеся иногда за недалеким лесом или кустами… Она первое время вздрагивала. Вскакивала на ноги и испуганно озиралась вокруг, не понимая природы этих резких звуков, иногда лаяла, вызывая почему-то смех стаи. И потом обиженно сворачивалась, спрятав нос в густую рыжую шерсть. Проявляя любопытство, иногда пыталась найти источник этих неприятных хлопков. Но хозяин твердо дал ей понять, что в ту сторону, откуда они раздавались, ходить запрещено. Хотя там и горел костер, который связывался у нее со спокойствием и сытостью. И Рыжая тогда твердо усвоила, что горящий костер в лесу – это не только тепло, уют и вкусная еда рядом с Вожаком, но и еще источник грозной опасности. Особенно когда рядом нет людей. И вскоре она перестала обращать внимания на эти звуки. Даже не открывала полусонных глаз, когда где-то рядом что-то грохотало или стреляло. Если хозяин рядом, то опасности нет.
    Большую часть времени Рыжая проводила в своей стае. Чужие редко заходили на ее территорию.
    А когда заходили, то она сразу давала понять, что здесь ее стая и она будет биться за нее не на жизнь, а на смерть. Кусать она не кусала. Но, глядя на ее свирепую морду, мало кто из чужаков отваживался даже рукой пошевелить, когда собака его облаивала. Стая и ее территория – это святое. Потом Рыжая недоумевала, когда Вожак спокойно и добродушно беседовал с чужаком, и грозно и недовольно ворчала. Все же она недоверчиво относилась к чужим. Вдруг еще еду сопрет. Или те же самые чёрные кости, которые были добыты всей стаей с таким непосильным трудом. Потому всегда была настороже до тех пор, пока гость не удалялся из пределов ее видимости. А иногда даже облаивала напоследок, если чужак что-то уносил с собой. Пусть даже и Вожак ему это дал. И еще больше недоумевала, когда, найденные кости, Вожак отдавал какому-то чужаку, прибывшему к ним в стаю на вонючем, грохочущем и бестолковом драконе. С этим монстром даже пообщаться никак. Он тупой и железный. И пахнет противно. Хотя Рыжая с удовольствием забиралась в его воняющее чрево и вместе с Вожаком и всей стаей ехала на места охоты за черными костями. Понимала, что этот грохочущий дракон тоже помогает им и таскает их на себе, чтобы стая не устала добираться до труднодоступных мест. И дракон тоже стал восприниматься как друг. Хоть тупой и вонючий, но добрый друг.
    Жизнь в лесу, на свободе, среди людей стала для нее обычной. Она уже привыкла жить здесь, со своим Вожаком, следовать за ним в холодные болота, в буреломы. Делить с ним последние кусочки вкусной еды из железных банок. Это стало для нее настолько естественным, что возвращение в тесный вольер она воспринимала как насилие над своей собачьей личностью. И, вернувшись из леса, долго возмущалась этим негативным переменам. Выражала свой протест звучным воем по ночам. От злости грызла ежей и облаивала всех подряд. Вплоть до ворон. Вызывая тем самым недовольство Вожака. И в то же время понимала, что это вынужденное лишение свободы ненадолго. Вот-вот хозяин начнет перебирать свои вещи, чуть пахнущие таким родным запахом дыма и леса. Потом возникнут большие мешки, в которых он хранит свое лесное жилище, где всегда найдется уголочек и для нее. Появятся железные банки, в которых есть вкусная еда. Собака всем своим чутьем понимала, что скоро снова вернется с Вожаком к своей родной стае. В лес, в болото, на берег красивого озера. Там хорошо и спокойно. Волнуясь, как бы Вожак не оставил ее здесь, путалась у него в ногах. Заглядывала в глаза. Тихонько поскуливала. Всем своим видом давала понять, что хоть сейчас готова запрыгнуть к нему в машину и ехать с ним на край света. Лишь бы с ним, со своим Вожаком. Куда? Не так важно. Важно, что с ним. Чутье ее не подводило, обычно через два-три дня так и получалось. Они садились в машину и возвращались домой, в лес, к своей родной стае.
    И снова бродили по вязкому мху, чавкали ногами по глинистым тропам, лазили по круты скалам , что-то искали, копали, находили. Рыжая всюду была как тень, неотлучна. Бывало, что хозяин забывал про нее, погруженный в свои мысли. Но собака всегда была рядом. Незаметна и ненавязчива.
    Рыжая не совершала подвигов, про которые людям показывали в кинофильмах. Да, собственно, она их и не смотрела. Не выносила раненых с поля боя, не задерживала жуликов, не водила слепых через дорогу. Она просто была рядом. В лесу, на болоте, на лодке, плывущей через озеро. В дождь, в стужу и грозу. Всегда. Бывало, что от ледяной воды в болоте у нее опухали суставы лап. Было больно ходить, но она никому не жаловалась. Изредка только иногда тихо скулила. Она сильно уставала от многокилометровых переходов, но всегда старалась не отставать от Вожака. Её донимали все кровососущие твари, которые тут только водились, но это воспринималось ей лишь неприятной стороной жизни в лесу. Это было для нее так же обыденно, как радоваться солнышку по утрам и греться у костра или прятаться от дождя под ёлкой. Просто Рыжая была верной собакой, такой, какой ей велел быть инстинкт. И Вожак - это была ее единственная любовь. Первая и последняя.
    Часто бывало, что при переходе через топкое болото, её пускали впереди всей стаи. О-о, это гордо! Повинуясь инстинкту и опыту ее многомиллионных предков она вела всю стаю одной-единственной тропой, которая могла быть в этом болоте. Только она со своим чутьём, выработанным многими поколениями таких же собак, могла найти безопасную дорогу к другому берегу болота. Но гордиться сама собой не могла, и для нее это была очередная игра, как в мячик. Никаких понтов. Провела людей через топь и спокойно улеглась на кочку, пока они танцуют.
    Плохо было, когда наступали холода и выпадал снег. Вожак никуда не ездил, хотя Рыжая видела и чувствовала, что он просто тоскует по своим болотам и сопкам. Иногда он садился перебирать какие-то железки, привезенные из леса, и Рыжая видела в его глазах тот огонь, который всегда был в них, когда они были вместе со стаей. Он ей рассказывал что-то хорошее. И с грустью понимала, что до поездки в лес еще очень далеко. Зимой стая не охотилась. Но тем не менее члены стаи периодически появлялись в жилище у Вожака. И тогда наступал праздник. И для нее и для Вожака. Люди, ставшие уже неотъемлемой частью ее жизни , снова были рядом и снова играли с ней, трепали за ушами и подкармливали колбаской. Вожак разжигал позади ее вольера костер и Рыжая снова вдыхала родной запах дыма. Снова, улегшись у ног хозяина, в полудреме слушала радостные разговоры людей. Мечтала о том, что скоро придет весна, хозяин начнет перебирать и перекладывать с места на место свои вещи, и наконец они опять вернутся в стаю. В родной лес.
    Сейчас она снова следовала за Вожаком, подрёмывая в его машине. В одно из многочисленных его путешествий за какой-то, так и непонятной ей , добычей. Вместе со своей стаей. Снова будут долгие переходы по буреломам и болотам. Комары, холод, ледяная вода, крутые скалы и бурные реки. Но для нее это стало такой же неотъемлемой частью жизни, как шугануть соседскую кошку или облаять пьяного соседа. Она снова будет в стае. С Вожаком. А значит – охота будет удачной.
    Плацдарм ТВ
    Форма входа
    Поиск
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    ПДР

    Раритет

    Бесплатная он-лайн игра Передовая

    © 2020 

    Яндекс.Метрика