Мы Их помним
Поисковые отряды
Крайнее на форуме
  • Подписные ложки из экспедиции "Суоярвский Плацдарм -2017" (0)

  • ПО "ВИТЯЗЬ" г. Солнечногорск (223)

  • Суоярвский Плацдарм - 2017 (10)

  • Список "Колласъярви" (22)

  • Ткаченко Василий Яковлевич (1)

  • Канал "Плацдарм ТВ" на YouTube (16)

  • Каримов Ибят Рахматулович (1)

  • "Торжокский Плацдарм -2017" (4)

  • Бизиков Павел Сергеевич. Родные найдены!!! (1)

  • Диденко Сергей Тимофеевич (Сообщите Савченко Анне) (3)

  • Бельский Плацдарм - 2017 (9)

  • Автопробег «Помним имя твое, СОЛДАТ!» 2017 (13)

  • Медальоны
    Глава I
    «Находка»
     
    Пашка летел на велосипеде, привычно преодолевая все ямы, пригорки и повороты кроссовой трассы. Его байк и он были единым организмом, эдаким мускульным болидом, запущенным чье-то невидимой рукой прямо по направлению к финишу. Велосипед его друга и вечного соперника по команде Алёшки Сергеева оставался почти на целый корпус позади. Промелькнул последний поворот, блеснула лента реки, и Пашка вылетел на финишную прямую. Мальчишка из последних сил налег на педали, и вот он – Финиш! На этот раз все получилось и Павел пришел первым. Толпа болельщиков радостно скандировала: «Пашка! Пашка!..». Но разбудил его добрый мамин голос: «Паша, сынок, вставай! Вставай, а то всё проспишь». Мама легонько трясла его за плечо. Пашка открыл глаза и, находясь ещё во власти сна, начал искать взглядом трассу, пьедестал и вожделенный новый велосипед – главный приз соревнований. Но в его комнате было привычно тихо, в окно ярко светило майское солонце, в открытую форточку доносились птичьи пересвисты. Поняв, что это был только сон, Пашка даже немного расстроился. Но добрый мамин голос вернул его к реальности: «С Днём рождения, сынок!». Сегодня было десятое мая – его четырнадцатый день рождения. Пашка натянул шорты, засунул ноги в тапочки и привычно зашлепал в ванную. Но только он открыл дверь своей комнаты, как раздался залп хлопушек, с потолка на него посыпались конфетти и мелко нарезанная фольга. «С Днём рождения!» – рявкнули три мужских глотки. Это был Сюрприз! Ночью, не предупредив Павла, вернулся из рейса отец, а два остальных голоса принадлежали его старшим братьям. Старший, Антон, находился в краткосрочном отпуске в честь Дня Победы, который курсант Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища имени генерала армии В.Ф. Маргелова получил за отличные результаты в учёбе. Средний, Андрей, в этом году заканчивал школу и готовился поступать в медицинский институт в Санкт-Петербурге. Пашка был рад, особенно приезду отца. Тот работал водителем-дальнобойщиком. Рейсы были в основном за границу, в страны Европы, а дома Иванов-старший бывал наездами и крайне недолго. Но эти короткие дни были самыми желанными для трёх его сыновей.
    Умывшись и почистив зубы, Павел вышел во двор, где закопанный в землю уже много лет у порога дома стоял турник. На нём проводили каждое утро все мужчины-Ивановы. Это была Традиция. Но сегодня Пашка был там один. Братья и отец куда-то запропастились. Это было непривычно и непонятно. Он увидел их всех и маму около прицепа отцовского «VOLVO», который стоял возле двора. Двери железного контейнера были открыты. Павел подошёл поближе. «Смелее, сын!- подбодрил его отец, - загляни-ка сюда!» Иванов-старший показывал на открытую дверь контейнера. Заглянув внутрь, мальчишка обомлел, дыхание перехватило. Внутри пустого железного ящика, поблескивая хромом и краской, стоял новенький «Centurion» - немецкий кроссовый велосипед последней модели. Это был тот самый байк, который сегодня приснился Пашке во сне. Его Мечта! С восьми лет, занимаясь велоспортом, Павел достиг высоких результатов, стал одним из лидеров команды в своей возрастной категории. Он немного уступал только Лёшке Сергееву, который занимался на два года больше. Но борьба между ними шла на равных. Все решал настрой да ещё тот факт, что у Лёшки был свой велосипед, а Павлу приходилось довольствоваться байками, которые были в спортивной секции. На 15 мая были назначены финальные соревнования среди юношей 13-14 лет. Алексей и Павел представляли на них свою команду.
    Велосипед, как будто боевой конь, дрожал от нетерпения и приглашал: «Поехали!..» Пашка умоляюще посмотрел на родных: «Я только на пару часиков… Только несколько кружков по трассе… Пап! Мам! Ну, пожалуйста!..» «Только два часа и мы ждём тебя за столом! Всё-таки – праздник!» – сказала мама. Братья помогли выкатить велосипед из контейнера. Пашка проверил давление в шинах, работу тормозов и, уже на ходу, набрал номер Лёшки: «Лёха, привет! Через 15 минут жду на трассе! С байком! Почему так срочно? Увидишь!!!»
    Кроссовая трасса находилась на окраине города, возле мемориала солдатам, погибшим в Великой Отечественной войне. Сегодня он утопал в цветах. Вчера был День Победы и здесь побывал весь город. Мраморные плиты, с выбитыми на них именами, были вытерты от пыли, поребрики побелены, аллеи чисто выметены. Ограда и скамейки вокруг братской могилы сверкали свежей краской. Пашка любил это место. Здесь он не раз бывал с отцом. Его папа и мама были детдомовцами, у Павла и братьев не было дедушек и бабушек. Поэтому о прошедшей войне Пашке рассказал отец, когда впервые привёл его сюда. Немного в стороне от братской могилы была ещё одна, небольшая и свежая. В неё 8 мая ребята из городского поискового отряда «Витязь» захоронили останки двадцати семи найденных на местах былых боёв солдат. Павел тоже там был, видел глаза этих ребят, почувствовал в них что-то такое, что хотел бы пережить сам. А когда поисковики передавали правнуку погибшего сержанта его смертный медальон и котелок, когда приехавший с матерью и отцом откуда-то из-под Казани мальчишка заплакал, у Пашки тоже перехватило горло, а по щекам предательски покатились слёзы…
    «Привет, Пашка! Ух, ты!!! –восторженно уставился на новенький велосипед подъехавший Лёшка. – Вот это – Да!..» В голосе друга Павел не услышал фальши. Они дружили давно, и именно Алексей привёл его когда-то в секцию велоспорта. Соперничали они честно, без подлостей и подстав. Это только добавляло адреналина и давало нужный команде результат.
    – Ну, что, пару кругов разогреться и -на секундомер? – спросил Лёха.
    – Поехали!
    Когда шли два разогревочных круга, Пашка в полной мере оценил уровень и мощь нового байка. Специальная подвеска легко гасила удары, велосипед слушался малейшего движения тела, легко набирал скорость и так же, легко и надёжно, тормозил. Они как будто вместе родились!
    – Готов на зачёт? – спросил Лёшка после короткой передышки.
    – Давай! – ответил Пашка.
    Он знал: этот заезд будет за ним! Отметив время, мальчишки рванули с места. Снова замелькали в бешеном темпе деревья, снова сердце обрывалось на спусках и сгибалась спина на взлётах с трамплинов. Они шли колесо в колесо. Но у Павла был выигрыш по настроению. Впереди замаячил последний поворот, за ним – самый высокий трамплин и финиш. Пашка вырвался вперёд, на непривычно большой для себя скорости вошёл в поворот, но немного не рассчитал траекторию выхода на трамплин. Поэтому взлетал он уже боком и так же, боком, приземлился. Жалобно звякнул всеми частями новый байк, и Пашка, пролетев метра три, плюхнулся на землю. Предательски затрещали джинсы, а коленку будто обожгло огнём. «Только бы не перелом!..» – мелькнула запоздалая мысль. Перелома, к счастью, не было. Он просто свёз кожу на коленной чашечке. Не обращая внимания на внушительную дыру на штанине, Пашка бросился к велосипеду. Но с ним было всё в порядке. Добротная импортная техника легко перенесла падение и удар. Только прилипшая на ручку руля земля да пара царапин на раме обозначили первое боевое крещение нового байка.
    Прихрамывая на ушибленную ногу, Пашка отошёл от трассы и присел на траву, прямо возле ограды мемориала. Он блаженно вытянул ноги, упёрся руками в свежую траву и подставил лицо тёплому майскому солнцу. Это его состояние омрачала только мысль о разорванных джинсах и объяснении с мамой. Вдруг пальцы наткнулись в траве на что-то железное, холодное и круглое. «Для монеты великовато,» – подумал Пашка, доставая это «что-то» из травы. Когда он разжал кулак, кровь отхлынула от его лица. На раскрытой Пашкиной ладони отливала серебром Медаль. «Ничего себе! Вот это – Да!..» – воскликнул из-за спины подъехавший Лёха. Медаль была большая, старая и потёртая. В верхней её части летели три самолёта, под ними ехал диковинный трёхбашенный танк, а под ним алыми буквами была выбита надпись – «За отвагу». Почти от середины и до самого края, как шрамы от ран, медаль уродовали глубокая царапина и вмятина. От времени края царапины вытерлись и перестали быть острыми, но явственно говорили о том, что награде когда-то порядком досталось. На обратной стороне был чётко виден выгравированный длинный номер.
    – Видимо, вчера кто-то из ветеранов потерял, – предположил Павел, вытирая медаль пальцами от налипшей земли.
    – Вот, наверное, расстроится дед, когда пропажу обнаружит… Это ведь – Память! – подхватил Лёшка.
    – Надо бы хозяина поискать, – сказал Пашка, посмотрев на часы.
    Выделенное мамой время истекало через двадцать минут, и друзья заторопились домой. Несмотря на отговорки Алексея, Павел потащил его с собой на обед. Тем более, что у них теперь было ещё одно общее важное дело.
    Мальчишки вошли в дом. В большой комнате был накрыт праздничный стол, за которым, ожидая именинника, уже собралась вся семья Ивановых.
    – О, вы вдвоем?! – увидев ребят, сказала мама. – А ну-ка, мыть руки – и за стол!
    Пашка хотел было по-тихому прошмыгнуть в свою комнату, но мама опытным взглядом обнаружила какой-то непорядок на одежде своего самого младшего сына.
    – А это что, Пашка?! Ты ведь второй раз их надел! – воскликнула мама, глядя на внушительную дыру в джинсах.
    – Мам, прости!.. Я это… Не рассчитал… Не вошёл в поворот… Упал… Голос Павла звучал всё тише.
    – Нога то хоть цела? – спросил отец. – Тебе ведь через пять дней на соревнования.
    – Цела, цела! – обрадовался Пашка смене темы. – И еще вот, пап, в траве возле памятника нашёл. Он протянул отцу медаль. Враз посерьёзнев, Иванов-старший взял награду в руки, внимательно осмотрел глубокую царапину, прочитал номер на обратной стороне.
    – Ещё с той войны… Боевая…
    – Батя, дай мне! – попросил Антон.
    Он взял медаль, подержал её в руках и передал Андрею. Потом она перешла в руки мамы. О дне рождения Пашки семья на время забыла. История с наградой захватила всех. Как же найти хозяина? Кто он? Когда и за что получил эту медаль? Вопросов было больше, чем ответов. Первым нашелся Андрей:
    – Я недавно у товарища видел, как он на каком-то сайте искал по фамилии деда его награды. А если наоборот : по номеру награды попытаться узнать фамилию?
    – Так, сын, звони товарищу, узнавай название сайта. Антон, ты – пулей к компьютеру, Пашка и Лёшка, вы – рядом со мной, на подхвате! Отец взял командование в свои руки.
    – А как же обед?! Мои котлеты?! Торт?! – запротестовала хозяйка.
    – Валя!.. Мама!.. Мам!.. – в один голос взмолились её мужчины. – Потом!
    Пока Андрей разговаривал с товарищем, Антон нашёл и вывел на экран монитора историю медали «За отвагу». Короткие строчки Википедии заставили всех посмотреть на награду по-новому: «…учреждена для награждения за личное мужество и отвагу, проявленные при защите Отечества и исполнении воинского долга…»
    – А ну, пусти, Тоха! – сел за компьютер Андрей.
    Пара движений мышью – и на экране открылась главная страница сайта «Подвиг народа». Но все попытки были тщетны. Узнать фамилию хозяина медали по номеру награды не удавалось.
    – Всё! Хватит! Быстро все за стол! – скомандовала мама. – Всё завтра, а сегодня – у Паши День Рождения!
    Все дружно уселись за стол, Алексея посадили рядом с Пашкой. Старшие выпили немного коньяка, маме налили бокал вина, а мальчишки обошлись кто соком, кто минералкой. После тоста все дружно налегли на вкусности. Но все разговоры этого вечера сводились к дневной находке именинника.
    Наконец Антон нашелся: «Завтра утром я надену форму и пойду с медалью в военкомат. Там должны быть данные на ветеранов. Мы узнаем фамилии ветеранов, награжденных этой медалью, а потом по сайту найдем её и, следовательно, хозяина!» Такое решение обрадовало всех, и праздник пошёл своим чередом.
    На следующий день вся мужская половина семьи Ивановых и Алёшка Сергеев пришли в военкомат. На входе их встретил дежурный. Он был удивлён большим составом явившейся делегации, но, узнав причину прихода, сразу вызвал военкома. Моложавый майор с орденскими планками и нашивкой за ранение на кителе пригласил курсанта-десантника, его отца и трёх юношей в свой кабинет.
    – Давай, курсант, кратко и по порядку – сказал военком, когда все расселись за длинным столом в его кабинете. Антон по-военному, сжато, рассказал майору события вчерашнего дня и положил на стол медаль.
    – Да, история… – произнёс военный комиссар и поднял трубку внутреннего телефона.
    – Алёна Павловна, зайдите ко мне, пожалуйста! Через пару минут в кабинет вошла женщина в строгом деловом костюме.
    – Слушаю Вас, Сергей Константинович!
    – Выберите мне, пожалуйста, из личных дел наших ветеранов-участников боевых действий всех, кто был награжден медалью «За отвагу».
    – Хорошо, товарищ майор, – ответила Алёна Павловна, – но это займёт какое-то время.
    – Я думаю, мы все подождём, если наши гости не спешат, – сказал Сергей Константинович и сам явно заинтересовавшийся поисками хозяина медали. Пока ждали результатов, военком расспросил Антона об учёбе, а потом поинтересовался планами на будущее у подростков. Желание Андрея стать врачом его особенно заинтересовало, тем более что в Санкт-Петербурге, куда юноша собирался поступать, находилась известная во всём мире Военно-медицинская академия.
    Поговорив немного с Андреем, Сергей Константинович взялся за младших:
    – А вы, орлы, не думали о карьере военных? Сейчас служба в армии обретает былой престиж, а крепкие, спортивные ребята всегда нужны! Но в это время в дверь кабинета постучали и вошла Алёна Павловна. В руках у неё был лист с распечатанным на принтере текстом.
    – Вот, товарищ майор, выписала всех. У нас их осталось всего одиннадцать человек. Она положила лист на стол перед военным комиссаром.
    – Спасибо, Алёна Павловна, можете быть свободны, – сказал Сергей Константинович и принялся читать фамилии ветеранов, когда-то награждённых этой высокой и очень почитаемой среди фронтовиков наградой. Бегло просмотрев фамилии, он протянул листок Пашке, так как тот сидел ближе всех. Павел взял и начал читать:
    – Богучарский Яков Фёдорович, 1919 г.р., красноармеец;
    – Дементьев Панкрат Лазаревич, 1921 г.р., младший лейтенант;
    – Иванов Павел Афанасьевич, 1924 г.р., старший сержант… Пашке показалось, что сердце сейчас остановится! Это было невероятно! Его тёзка! Почти полный!.. Остальные фамилии списка он прочитал, как в тумане. Напротив каждой из них стояли адреса, по которым в настоящее время проживали ветераны.
    Поблагодарив военкома, захватив с собой список и попрощавшись, делегация поспешила домой. Не раздеваясь, они сразу бросились к компьютеру. И снова на экране главная страница сайта «Подвиг народа». Теперь в графы с фамилиями и именами ребята подставляли данные списка: «Богучарский – не подошло, Дементьев – не подошло, Иванов…» На экране монитора выплыла страница наградного листа, датированная июлем 1942 года: «… Приказ номер 345 о награждении личного состава Н-ского артиллерийского полка правительственными наградами… Наградить красноармейца Иванова Павла Афанасьевича…» Номер награды сходился до единой цифры! Дальше шло описание подвига: «… находясь на передовых позициях обороны, во время танковой атаки противника, заменил у орудия раненного командира батареи и метким выстрелом подбил вражеский танк. После чего вынес офицера с поля боя и доставил в медсанбат, тем самым сохранив ему жизнь…» Далее следовали строчки: «… Достоин награждения орденом Красной Звезды. Командир дивизиона капитан Локтионов.» Ниже словосочетание «орден Красной Звезды» было перечеркнуто, а рядом стояла приписка:
    «…медаль «За отвагу». Начальник наградного отдела Н-ского стрелкового полка майор Есипкин…»
    – Жадным на ордена оказался этот майор, – вздохнул Антон.
    В комнате повисла долгая тишина. В глазах ребят засверкали всполохи огня, в ушах загремел грохот взрывов. Они как будто оказались в жаркой донской степи, один на один с немецкой танковой армадой…
    – Ты, Пашка, адрес, адрес посмотри! – прервал затянувшуюся тишину Лёха. Взгляды ребят обратились к распечатанному в военкомате листку.
    – Улица Интернациональная, дом 8, – нашёл нужную строчку Павел. – Это в старом районе. Я там часто катался. Полчаса ходу отсюда.
    – Завтра с утра провожаете Антоху в училище и относите медаль хозяину. Эх, жаль мне ночью в рейс! – с досадой подвел итог сегодняшнего дня отец.
    – Ничего, Игорёк, они и сами справятся! Точно! – успокоила Иванова-старшего жена. – Пойдём собираться.
    Алёшка, попрощавшись, укатил домой. Все Ивановы занялись каждый своими делами. А Пашка, хоть и улёгся рано, долго не мог уснуть. Ему не давала покоя история хозяина найденной медали, старшего сержанта Иванова Павла Афанасьевича, почти полного его тёзки. В далёком 1942 году, судя по документам, тогда ещё красноармейцу Павлу Иванову было всего 18 лет. Он был не намного старше Пашки Иванова сегодняшнего. На миг представив себе кого-то из своих восемнадцатилетних знакомых у пушки, один на один с танком, Пашка вдруг понял, что вряд ли кто-нибудь из них смог бы выстоять. Не вязаласть картинка ярких городских вечеров, дневного веселья и мирной беззаботности нынешнего молодого поколения с гарью пороха, разрывами снарядов и бомбёжками, бесконечными кровопролитными боями… Незаметно пришёл сон. Но и во сне на Павла катила незнакомая чадящая стальная машина. Он целился в неё и стрелял, а она всё катила и катила прямо на него. Пашка хотел было побежать, но ноги от страха были как приклеенные и не двигались с места. Тогда он, что есть силы, заорал: «Стой!!! Стой!..»
    Когда Павел открыл глаза, то опять увидел маму. Она испуганно спросила: «Что, сынок, страшный сон?..» Пашке стало стыдно за свой страх.
    – Да что-то типа того, – уклончиво ответил он маме.
    А утро уже вступило в свои права. Вернулся с обязательной пробежки Антон, во дворе, пыхтя, воевал с турником Андрюха. Пашка тоже привычно вскочил в тренировочные брюки и вышел на крыльцо. Несколько кругов лёгким бегом вдоль забора, каскад наклонов и приседаний, привычные три подхода по десять подтягиваний на перекладине. От этой ежедневной в любое время года процедуры каждого из Ивановых-мужчин освобождала только простуда, да и то, если проходила с температурой. Погодные условия и времена года в учёт не брались.
    Отец уехал ночью, не тревожа сыновей и простившись только с мамой. Он вернётся лишь к 20-му мая и не попадёт на Пашкины соревнования. А жаль. Очень…
    Наскоро позавтракав, братья пошли на остановку, чтобы проводить Антона на утренний автобус. Туда же должен был подойти Алёшка, чтобы потом вместе с Андреем и Павлом пойти на улицу Интернациональную, найти на ней дом номер восемь и вернуть медаль её владельцу. Мальчишки подошли вовремя. Автобус уже стоял. Лёха ждал их на скамейке.
    – Эх, жаль с вами не пойти! Нельзя из отпуска опаздывать, – сказал Антон. Он поочерёдно обнял братьев, пожал руку Алексею, поставил сумку в багажное отделение автобуса и устроился на переднем сиденье. Автобус покатил по маршруту, а ребята, махнув ему вслед, пошли на улицу Интернациональную.
    Идти действительно было недалеко, и минут через двадцать они уже стояли у двора с цифрой «8» на калитке. Забор был невысокий, ворота свежевыкрашены синей краской. Небольшой дворик буквально тонул в цветах. Здесь нарциссы соседствовали с тюльпанами, гиацинты с рябчиками. В глубине, сквозь густые ветви сирени, пробивался, радуя глаз, белый цвет нескольких вишенок и яблонь. Домик был небольшим, но очень ухоженным. Старая черепичная крыша пестрела лоскутами новых плиток, цоколь аккуратно подведён чёрной краской, ставни окон выкрашены под цвет ворот. Дорожка от калитки к порогу выложена диким камнем, а кирпичи, являющие собой поребрик, аккуратно побелены известковым раствором. Им же, как под линейку, были выбелены снизу стволы деревьев. Клумбы от дорожки отделяла невысокая, очень красивая кованая решётка. В её стиле были выполнены навесы ворот и калитки. Здесь всё дышало уютом и везде чувствовалась крепкая хозяйская рука.
    Сильно волнуясь, Пашка нажал на потёртую кнопку звонка, закреплённую под аккуратным резиновым козырьком на столбике калитки. Через некоторое время дверь дома открылась и к ребятам вышла невысокая пожилая женщина.
    – Чего вам, ребятки? – спросила она, улыбаясь и открывая калитку.
    – Здравствуйте! Добрый день! – вразнобой ответили подростки. – Иванов Павел Афанасьевич здесь проживает?
    – Здесь проживает, – всё ещё улыбаясь, ответила женщина. – А у вас к нему дело какое-то?
    – Понимаете, мы вчера катались, – начал Пашка…
    – Потом он упал, – подхватил Лёшка, – порвал джинсы, сел на траву, нащупал… Нашёл у памятника… Мы искали…Выясняли…
    Ребята, перебивая друг друга, пытались в двух словах описать женщине очень насыщенные событиями последние два дня. Улыбчивая старушка слушала их, пытаясь хоть что-то понять.
    – В общем… Вот! – и Пашка протянул женщине ладонь, на которой, тускло сверкая серебром, лежала награда.
    – Мы по номеру узнали, что это Павла Афанасьевича медаль, – наконец-то вставил и своё слово Андрей.
    – Ох! Батюшки!.. – старушка со всхлипом опустилась на лавочку у забора. – Нашлась!.. – Она уголком фартука утёрла вмиг повлажневшие глаза. – Нашлась! А Паша и не чаял уже!.. Это же его Первая!.. Спасительница!.. Главная она для него!..
    Женщина шептала себе под нос абсолютно непонятные мальчишкам слова, а они, поражённые такой реакцией, стояли молча, не решаясь что-либо сказать.
    – Господи! Да что это я?! – старушка засуетилась. – Вы в дом, в дом проходите, мои дорогие! Вот дед обрадуется! Паша! Пашенька! Это к тебе!
    Ребята прошли в дом, разулись и оказались в небольшой гостиной. Вошли и замерли… Они как будто попали в прошлое. Простая, но добротная старинная мебель, большой дубовый круглый стол посреди комнаты, стулья с изогнутыми ножками, лет эдак на сорок старше мальчишек. Комод с причудливой посудой и оригинальными фарфоровыми статуэтками. И стол, и стулья были накрыты любовно связанными крючком разноцветными накидками. В том, что вязали именно крючком, Пашка был уверен, поскольку мама любила вязать такие же, только поменьше размерами. Но главными в комнате были фотографии! Со всех четырёх стен на ребят смотрели десятки чёрно-белых глаз. Вот молодой старший сержант, с медалями и орденами на груди, радостно улыбается на фоне разрушенной рейхсканцелярии в поверженном Берлине. А вот он же, но уже вместе с молодой медсестрой со старшинскими погонами, орденом Отечественной войны и медалью «За боевые заслуги» на гимнастёрке, очень похожей на встретившую их хозяйку дома. Дальше их уже трое. Сначала мальчик с ними совсем маленький, потом он уже школьник, выпускник. На следующих фото -поседевшие ветераны уже с молодым курсантом-лётчиком. А вот - он лейтенант… Капитан… И самое большое фото, где молодой офицер у своего вертолёта на фоне гор…
    – Здравствуйте, ребята!
    Мальчишки, оторвавшись от фотографий, обернулись. Из небольшой комнаты к ним выходил сам хозяин. Он, хоть и опирался на резную деревянную трость, двигался пружинисто и твердо.
    – Паша! Ты только не волнуйся! – начала хозяйка, – Тут ребята нашли у мемориала… Но ты только не волнуйся! Нельзя тебе!..
    – Что нашли- то, Поля?! – хозяин дома пока не мог понять, чего же от него все-таки хотят.
    – Павел Афанасьевич, вот!.. – Пашка протянул деду медаль.
    Лицо ветерана вдруг изменилось, глаза заблестели. Он слегка пошатнулся, но крепко схватился за трость левой рукой, а правую, которая предательски дрожала, протянул за наградой.
    – Всё-таки ты ко мне вернулась!.. Вернулась, чтобы до конца быть со мной!.. Спасительница моя!..
    Старик ещё что-то неслышно шептал, сжимая в ладони медаль. По его морщинистому, словно вырубленному из камня лицу предательски покатились две слезинки. Он на миг смутился и, опираясь на трость, вышел в другую комнату.
    Мальчишки застыли, не зная, что делать дальше.
    – Вы, ребятки, не серчайте на деда!.. – обратилась к подросткам хозяйка дома. – Ему надо побыть немного одному. Это его первая боевая награда. Он ею дорожит очень. А тут, после митинга у мемориала, как вернулся, как увидел, что потерял, то так и слёг с сердцем!.. «Скорая» два дня дежурила. Уж боялась я, что и не встанет. Соседи ходили туда, искали. Да разве ж найдешь её?.. А вы вот – нашли!.. Спасибо Вам, внучки! А давайте-ка я вас чаем напою! И пирог сегодня испекла, как знала, что гости будут. Да какие дорогие! Меня зовут Полина Александровна. А вас как звать-величать?
    – Андрей, Алексей, Паша…
    – А чьи вы будете, ребята?
    – Я Сергеев, – сказал Лёшка. Мой дедушка работал на инструментальном заводе и жил на соседней улице. Он тоже воевал! Танкистом… Жаль умер три года назад…
    – Это Степан Терентьевич?! А ты – сын его младшего, Тимофея? Так?
    – Да! – просиял Лёха. – А Вы знали его?
    – Я, внучок, в заводской поликлинике почитай сорок с хвостиком лет отработала. Почти всех на нашем заводе в лицо знала, не то что по фамилиям!.. А вы чьи, ребята? Судя по всему, вы – братья?
    – А мы Ивановы! Но только вряд ли вы знаете нашего отца. Он – дальнобойщик, шофер. А живём мы здесь восемнадцать лет. Родители наши детдомовцы. Приехали сюда, когда отец отслужил. Сначала снимали жилье, потом построились. Нас у них трое: старший, Антон, он будущий офицер, я и Пашка. Это он медаль нашел! – закончил знакомство Андрей.
    – Надо же! Так вы с дедом моим тёзки! – всплеснула руками Полина Александровна. – Вот чудеса!
    Из соседней комнаты послышалось легкое позвякивание, и через несколько секунд из неё вышел хозяин дома. Трости при нём уже не было. Ветеран был одет в чистую рубашку, галстук. На пиджаке нового, парадного костюма сверкали многочисленные награды. А над ними, на необычно маленькой прямоугольной планке с выгоревшей, когда-то ярко-красной, лентой гордо сверкала та самая, израненная в боях медаль «За отвагу».
    – Накрывай на стол, Полюшка! Праздник у нас сегодня! Большой праздник! Ну что, ребята, давайте знакомиться! – ветеран приосанился, развернул плечи. – Гвардии старший сержант в отставке Иванов Павел Афанасьевич!
    – Алексей Сергеев, – смущённо пробормотал Лёшка, пожимая ветерану руку.
    – Андрей Иванов, – отрекомендовался Андрюха.
    – О! Однофамилец! – Павел Афанасьевич, видимо, не слышал недавнего разговора подростков со своей супругой.
    – Иванов Павел, – краснея, пожал протянутую руку Пашка и ещё тише зачем-то добавил, – Игоревич.
    – Поди ж ты!.. Иванов Павел!.. Тёзка!.. Глаза ветерана снова предательски заблестели…
    – Это он медаль твою нашёл! Бывает же такое, Паш! – защебетала Полина Александровна.
    А на столе уже появились чашки, блюдца, креманки с вареньем и мёдом, блюдо с аппетитным румяным пирогом.
    – Поль! А за праздник?! – глаза старого солдата просительно смотрели на хозяйку. – Ну, «фронтовые» сто грамм, а?!
    – Паша! Павел Афанасьевич! Нет!!! Врач сказал – покой!
    – Поля! Ты у меня – самый лучший врач! Ты же знаешь, что чуть-чуть – можно! А по такому поводу так даже полезно! Ведь наша «Отвага» вернулась! Ведь это благодаря Ей мы – вместе!
    – Ну, хорош
    Форма входа
    Поиск
    Статистика

    Онлайн всего: 3
    Гостей: 3
    Пользователей: 0

    ПДР

    Раритет

    Бесплатная он-лайн игра Передовая

    © 2017 

    Яндекс.Метрика